Тимофей Бордачёв: «Россия в АТР эгоистических интересов не имеет»

18:43 12 сентября 2018
669
0
alt=

О повороте России на восток как о ключевом векторе внешней политики правительство страны заявило еще в 2012 году. Накануне проведения первого саммита АТЭС этот шаг стал главной сенсаций. Некоторые эксперты всерьез сомневались в успешности нового курса и его долгосрочности. За последние пять лет стало понятно, что в АТР Россия пришла надолго. Каждый год эксперты дискуссионного клуба «Валдай» подводят итоги проделанной работы и обсуждают наиболее важные направления сотрудничества на будущее. В 2017 году  впервые площадкой для диалога стал Восточный экономический форум во Владивостоке. В 2018 году эксперты «Валдая» планируют встретиться в кампусе ДВФУ вновь. О том, что изменилось за год в международных отношениях в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), «Приморской газете» рассказал программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай» Тимофей Бордачёв.

— Тимофей Вячеславович, какова роль России в АТР на данный момент?
— Я думаю, что сейчас роль нашей страны в АТР довольно уникальна. Дело в том, что Россия не имеет каких-либо индивидуальных и эгоистических интересов: нет территориальных претензий, навязывания своих правил игры, попыток стратегического доминирования. За прошедшее время удалось создать свою нишу и выработать уникальную тактику. Сейчас Россия выступает как очень гибкий игрок, который готов учитывать интересы всех государств региона. К нам обращаются, но перед нами не стоит проблема выбирать ту или иную сторону и поддерживать того или иного игрока в ущерб другим.

Мнение эксперта
Игорь Макаров, эксперт клуба «Валдай», старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ

— За счет каких услуг, ресурсов, экономических преференций Приморье и Дальний Восток могут быть интересны партнерам в АТР?
— У Дальнего Востока три основных конкурентных преимущества: природные ресурсы, достаточно хороший по отношению цена/качество человеческий капитал и близость к огромным азиатским рынкам. При условии грамотной государственной политики это могло бы обеспечить специализацию региона на экспорте в АТР ресурсоемких потребительских товаров и услуг с определенной высокотехнологичной компонентой. В идеале в течение ближайших нескольких десятилетий Дальний Восток мог бы превратиться в зону инновационной ресурсной экономики.
В целом действующие экономические инструменты — в первую очередь, территории опережающего развития и свободный порт Владивосток — имеют примерно такую же направленность. Однако даже несмотря на созданный в них благоприятный налоговый и административный режим, большого притока иностранных инвесторов не наблюдается. Исключение составляют некоторые небольшие по объемам проекты, ориентированные на внутренний рынок. В целом, на сегодня Дальний Восток остается привлекателен для азиатских партнеров в основном как источник сырья.
Переход к более продвинутой продукции и привлечение больших объемов иностранного капитала возможны при интеграции Дальнего Востока в хозяйственные связи АТР и снятии барьеров для входа на азиатские рынки. Вероятно, это и должно стать приоритетом российской внешнеэкономической политики на ближайшую перспективу.

— Кстати, существовало мнение, что углубление отношений с АТР было продиктовано необходимостью избежать международной изоляции  и продиктовано санкциями запада. Не осложняют ли  санкции  взаимодействие с азиатскими соседями?
— Не будем забывать, что азиатские инвесторы и предприниматели последние 40 лет развивались по неписаным законам, которые изначально были созданы на Западе. Мы с вами сейчас говорим о современной модели экономических отношений, все стандарты, критерии, нормы и правила  которых были разработаны в Европе и США. И, естественно, восточный бизнес привык работать с оглядкой на западное полушарие. Но все же на партнерские отношение со странами АТР санкции, наложенные на Россию, влияют не столь существенно.
Кампания, которая проводится против России, основывается на мерах экономического давления. Конечно, эти действия в каком-то смысле отпугивают азиатских партнеров, даже, точнее сказать, настораживают их. Это, наверное, самое неприятное последствие санкций.

— Экономика АТР. Как вы оцениваете ее состояние?
— Традиционно экономические связи Азиатско-Тихоокеанского региона развиваются в рамках тех же самых парадигм, которые возникли 20–30 лет назад. Есть, правда, некоторые коррективы. Например, продолжается формирование и укрепление модели «Азия для Азии», когда внутреннее потребление в регионе увеличивается. Но это происходит в ущерб мировой производственной базе. Процесс этих изменений хорошо отслеживается на примере Китая, который из страны, экономика которой была ориентирована исключительно на экспорт, постепенно превращается в государство с экономикой, ориентированной на внутреннее развитие. КНР увеличивает объёмы внутреннего потребления и соответственно начинает экспортировать капиталы, технологии, в каком-то смысле рабочую силу, а не только товары. Это, как мне кажется, становится очень важным фактором, меняющим международную экономику в АТР.

Поэтому одновременно с ростом технологий, которые могут удовлетворить внутреннее потребление государств, страны должны перестраивать сферы и производства, которые традиционно ориентируются на экспорт. Это касается всех игроков рынка АТР.


— А как вообще поменялась расстановка сил в регионе за последнее время? Какие игроки усилили свои позиции?
— За год изменилось очень многое. Так, например, произошло беспрецедентное событие, которого еще полтора года назад никто не мог предсказать, — начался прямой диалог между США и КНДР. Это важное изменение в международной расстановке сил, которое повлияет на интересы всех игроков в АТР.

— Каким образом?
— Например, для Китая переговоры между США и КНДР — это серьезный ограничитель, так как Китай привык рассматривать КНДР исключительно как государство, которое не может выйти во внешний мир без содействия своего восточного соседа. Дело в том, что, несмотря на свое географическое положение (между Россией, Южной Кореей и КНР), сквозных транспортных коридоров, которые бы не только соединили страны, но и позволили Северной Корее выстраивать собственные экономические отношения с соседями, у страны нет. При необходимости приходится прибегать к помощи посредников. Кстати, сама по себе закрытая политика КНДР и внешние санкции тоже не позволяют государству самостоятельно выходить на внешний рынок.
Диалог между США и Северной Кореей внес сдерживающую нотку в отношения Японии и Америки. Страна восходящего солнца теперь станет более зависимой от Соединенных Штатов и не сможет играть на противоречиях Америки и Северной Кореи.
Южной Корее, выслушав мирный диалог двух стран, следует, как минимум, наладить отношения с Северной Кореей, чтобы не отстать от поезда, и выступить адекватным и уместным игроком.

— Тимофей Вячеславович, с того момента, как Владимир Путин обозначил Сибирь и Дальний Восток «национальным приоритетом на весь XXI век», прошло 4 года. Что изменилось за это время, в том числе и в векторе «поворота на Восток»?
— Владимир Путин заявил о своих планах принять участие в Восточноазиатском саммите (ВАС), который состоится в Сингапуре. Мне кажется, этот факт показывает, что у руководства страны идея поворота на Восток достаточно плотно укоренилась. Сегодня поиск новых точек роста именно на Востоке стал важной частью российской внутренней политики. Поворот на Восток стал наиболее важной частью позитивной повестки российской новостной политики. Вот это самое важное стратегическое изменение.

— В продолжение темы об укреплении политики «поворота на Восток». В 2012 году Приморье было объявлено как новый центр сотрудничества в АТР. Получилось ли действительно выйти на эту позицию?
— Российское правительство достаточно последовательно движется в этом направлении. В Приморье с каждым годом создаются все более выгодные условия для азиатских инвесторов. ТОРы, СВП, офшор — все эти новации делают Приморье регионом привилегированного сотрудничества с азиатскими странами и со странами АТР. Однако существует целый ряд проблем. В первую очередь можно назвать сложный имидж дальневосточного края.

Ведь достаточно долго Приморье ассоциировалось с криминальными историями родом из 90-х. Сейчас имидж меняется, но все же медленно. Да и азиатские партнеры преодолевают существующие стереотипы значительно труднее, чем европейцы. Впрочем, впечатление от современного Приморья перевешивает ту чашу весов, на которой лежат воспоминания о прошлом. Подтверждение этому тезису мы видим каждый год на ВЭФ: участников из АТР становится все больше и больше.

СПРАВКА:
Международный дискуссионный клуб «Валдай» был образован в 2004 году в Великом Новгороде. Своим названием Клуб обязан месту проведения первой конференции, которая состоялась недалеко от озера Валдай. Основными задачами Клуба как международной интеллектуальной площадки является содействие открытому диалогу экспертов, политиков, общественных деятелей и журналистов, непредвзятое обсуждение актуальных мировых проблем в области международных отношений, политики, экономики, безопасности, энергетики и других областях, прогнозирование ключевых тенденций и процессов в мироустройстве XXI века. С 2014 года Клуб перешел от формата «рассказа миру о России» к практически ориентированной работе по формированию глобальной повестки дня, от исследования ситуации в России к квалифицированной и объективной оценке мировых политических и экономических проблем.

Ольга Ильченко

Комментарии

Авторизуйтесь с помощью соц. сетей


Подписаться на новости

Хочу читать:

Голосование и опросы

Вы уже готовитесь к встрече Нового года?
19.10.2020 — 01.11.2020
Не в этот раз - даже корпоратив отменили
0%
0/2
У нас будет корпоратив - там и развлекусь
50%
1/2
Конечно, но отмечать будем в кругу семьи
50%
1/2
Рано еще, обычно этим занимаюсь в ноябре-декабре
0%
0/2
Хорошо, что напомнили! Нужно срочно столик заказать
0%
0/2

Добавить объявление