Проводник смеха: в Приморье клоун возвращает онкобольных ребят в детство

13:33 01 июня 2019
2403
1
alt=

Смешной костюм из разноцветной бязи — именно эта ткань не вызывает аллергию. Из атрибутов только музыкальная колонка, шарики и шоколадные яйца — что-то сложное брать опасно для здоровья малышей. Работать нужно только с теми детьми, к кому разрешит подойти врач. Таковы будни больничного клоуна Андрея. Раз в неделю он, отбросив все дела, приходит в краевое детское онкогематологическое отделение. «Работа как работа», — отмахивается от настойчивых расспросов Андрей. Главное, хоть на некоторое время отвлечь ребенка от боли и вернуть его обратно в мир детства, смеха и игр. Подробнее — в репортаже «Приморской газеты».

История про жизнь
 Рано утром высокий, улыбчивый человек с неизменным стаканчиком кофе неторопливо заходит в детское онкологическое отделение. Здесь его уже ждут.
— О, Андрей! А наши уже о тебе спрашивают. Когда, мол, их Андрюха придет! — встречает Андрея Якина клинический психолог Анастасия Малышко.

Мужчина улыбается и неопределенно машет рукой. Мол, сейчас пойдем. Потом поворачивается ко мне и говорит:
— Да что вы обо мне писать собираетесь? Вот же о ком надо — о врачах и медсестрах! Они тут каждый день и с детьми в любом состоянии. А я так, приходящий персонаж. Вот как они, я бы не выдержал, — говорит Андрей, отпивая глоток горячего кофе из пластикового стаканчика.

Заметив, что я смотрю на кофе, хитро улыбается и констатирует:
— Да, вот это как  раз средний род — оно, кофе. А вот хороший кофе — всегда только мужского!

Такая любовь к кофе неслучайна. Именно этот напиток помогает восстановить силы после работы с детьми. Как говорит Андрей, он всегда старается воспринимать своих товарищей по играм просто как детей, но не всегда получается. Тем более что пациенты онкологического центра — это своего рода эмоциональные губки. Они забирают все силы без остатка.
— Да это и естественно, ведь им негде брать то, что можно отдать. Они напитываются эмоциями и через них находят ресурсы, чтобы бороться с болью. Честно говоря, я после работы в отделении выхожу пустой, и примерно часа два приходится восстанавливаться. Как? Знаете, тут недалеко есть кафе — название не скажу, а то реклама будет. Вот я туда захожу, заказываю кофе и просто наслаждаюсь вкусом, ароматом, атмосферой. Так и восстанавливаю силы, — улыбается Андрей.

И сразу же акцентирует: самое главное, что надо знать про его работу, — это то, что больничный клоун — история про вдохновение и жизнь. Потому что ребенок всегда ребенок: он живет и хочет играть, смеяться и радоваться.

Найти подход
Сейчас дети Андрея знают: в каждой палате есть кто-то, кто уже общался с клоуном. Тяжело было первое время, когда дети еще не понимали, кто это и зачем он пришел.

— Как искал ключики? Да никак. Я просто работал. Заходишь в палату, смотришь, кто и как реагирует. Выбираешь ребенка, который настроен позитивно к тебе и с ним начинаешь взаимодействовать. Потом со вторым, третьим. Дети же смотрят, как все проходит, чего им ждать, начинают откликаться. Но если я вижу, что ребенок не идет на контакт, я не буду насильно его вовлекать в общение.

Со стороны кажется, что работа больничного клоуна довольно проста и прийти на место Андрея может каждый. На самом деле нет ничего сложного в том, чтобы надеть костюм, пошутить, свернуть игрушку из шарика и подарить шоколадное яйцо. Однако, несмотря на то что фонд «Сохрани жизнь» постоянно ищет помощников для больничного клоуна, никто не решается.
— Неправильно говорить, что я незаменимый. Совсем нет. Просто пока не находятся люди, готовые прийти сюда. Если честно, я уже столько раз говорил: «Да давайте закроем уже эту историю со мной!» Но пока как-то не получается — что-то внутри не отпускает. Я не могу отказать детям, ведь они уже привыкли, что раз в неделю мы встречаемся, смеемся, шутим, — рассказывает Андрей.

Каждого ребенка отделения он знает и помнит. Даже тех, кого не удалось вывести в ремиссию. «А что такого? — удивляется Андрей. — Это жизнь, так, увы, бывает».
— Но много тех детей, которые выздоровели. И это прекрасно! Вот есть, например, Димка. Помню, когда ему было шесть лет, он мне рассказывал, как образуется черная дыра. Но сейчас ему это неинтересно: он уже в школу пошел, у него уже все нормально. А в других случаях… Тут ничего нельзя сделать, как бы ни хотелось иного. Помню ли я первого для себя ребенка, который ушел? Конечно. Но тут или идешь, или нет. Больно, конечно, но что ж можно сделать? — рассуждает больничный клоун.  

Работа Андрея Якина, популярного ведущего мероприятий Владивостока, на посту больничного клоуна началась с разового мероприятия: его пригласили помочь провести кусочек акции по продаже шариков. Потом оказалось, что можно пойти глубже и глубже. Так он в первый раз оказался в отделении. Было ли сложно? «Да, — отвечает Андрей, — до сих пор. Но важно не думать об этом».
— А что думать? Есть такие обстоятельства и с ними надо жить. Насморком же тоже люди болеют. А тут просто насморк чуть тяжелее и дольше. Если начинаешь о чем-то таком думать, прорабатывать, начинаешь загружаться. Сейчас я иду в отделение без малейших мыслей о болезни. А вообще, с этими детьми хорошо работать: если они тебя приняли, то ты для них уже как родной — не отпустят, — рассказывает Андрей.

Обычная работа
Уже через несколько минут Андрей зайдет в отделение. Остались последние штрихи: надеть парик, кепку, включить музыку. А там за белой пластикой дверью будут они, дети. Маленькая Нелли, которая выбежит в коридор, чуть заслышав звуки музыки. Крошечная Тая, для которой Андрей сделал желтую бабочку, и девочка радостно смеялась на все отделение. А в палате его уже ждали другие дети.
— Так, Андрей, в третью палату не заходи — там дети на химии, — инспектирует работу Анастасия.

Это не капризы, это данность — процедура долгая и тяжелая. Зачастую после нее дети лежат сутками, восстанавливая силы. И у них нет возможности переключиться на что-то другое — не до того.
— Ой, а кто это у нас тут сидит такой серьезный? Анфиса? Как ты? Настроение плохое? А хочешь, я тебе ежика сделаю? Нет? А кого хочешь? —начинает диалог Андрей.

Девятилетняя Анфиса недовольно отворачивается к стенке. Настроения играть у нее сегодня нет: снова были капельницы, уколы. Недовольное выражение не сходит с лица девочки. После нескольких попыток разговорить ребенка, Андрей переключился на другого пациента. Потом вернулся к ней. И так несколько раз. В итоге Анфиса захотела гусеницу. Творить ползучее насекомое пришлось долго. Разноцветные шарики не хотят держать заданную форму и все время стремятся распрямиться.

— Я все равно вас смогу победить! — восклицает Андрей, по-другому сворачивая оранжевый, зеленый и желтый шары.
Анфиса в итоге решила сменить гнев на милость и повернулась к клоуну, изумленно глядя на то нечто, которое получалось.
— Это кто?! — удивилась девочка.

— Ты же сама просила! Вот сейчас мы ей сделаем щупальца, и они будут прогонять от тебя боль! — объясняет Андрей.
Анфиса смеется. На этой ноте мы переходим в следующую палату. Время идет. Час пролетает незаметно. Три палаты позади. Дальше дети на химиотерапии. К ним клоун придет на следующей неделе, когда они хоть немного восстановят силы. В коридоре задаю последний вопрос о том, как возникло желание стать клоуном.

— Да никак. Я еще в школе участвовал во всяких постановках, творческих конкурсах. Я всегда хотел веселить людей. А в 14 лет получил звание лауреата конкурса юмористов и сатириков. Хотя вот во втором классе хотел быть трактористом: мой дядя просто шикарно на нем смотрелся. Мне нравилось, когда он меня катал, но дальше этого не пошло, — рассказывает Андрей.

Дальше была служба на флоте, учеба в университете, гражданская жизнь. Но выбранная ранее профессия все же настигла: сначала Андрея Якина знакомые попросили провести свадьбу. Потом попросили другие, третьи. Далее появились шоу, акции, работа на концертных площадках города и благотворительная деятельность.

— В моей жизни всякое бывало: и взлеты, и падения, и снова взлеты. Но я счастливый человек — я не болею, я живу, я могу зарабатывать и заниматься любимым делом. Я считаю, что главное быть полезным. Именно это является показателем успешности в жизни. И вот тут я могу сказать, что состоялся. Это главное. А все остальное — сегодня есть, а завтра нет. Главное же получать удовольствие от жизни. А я получаю, — заключает Андрей.


 

Ольга Ильченко

Комментарии

Ксюша Якина

4 июня 2019, 07:07
Это мой папа😊

Авторизуйтесь с помощью соц. сетей


Голосование и опросы

Отпустить нельзя неволить: нужны ли в России зоопарки и места, где животных содержат вне природы?
24.06.2019 — 08.07.2019
Зоопарки и другие зоотюрьмы нужно немедленно запретить. Животные не игрушки
20%
3/15
Зоопарк, цирк и другие подобные заведения нужны, иначе где дети смогут посмотреть на животных?
7%
1/15
Считаю, что тем животным, которые уже находятся в неволе, нужно жить в зоопарке. Новых зверей вылавливать не нужно.
7%
1/15
Если животные не могут жить в дикой природе — болеют, не умеют сами добывать пропитание или опасны для людей, их стоит содержать в неволе, в остальных случаях — пусть обитают в лесах и океанах
33%
5/15
Считаю, что животным не место в клетках или контактных зоопарках, но в сафари-парках и просторных вольерах им хорошо
33%
5/15

Добавить объявление