Стереотипы о Дальнем Востоке обсудили на «Территории смыслов» в Подмосковье

15:20 22 августа 2019
177
0
alt=

Экология сегодня — не только борьба за природу, но в геополитическом смысле — инструмент информационной манипуляции для достижения экономических и политических целей. Такие выводы сделали участники всероссийского молодёжного форума «Территория смыслов» на смене «Экосреда — Экология» в Солнечногорске. Молодые экологи, активисты движения «За чистоту», школьники и студенты из 65 регионов России обсудили современную «экологическую философию» на примере Дальнего Востока и связанных с ним стереотипов.

Среди экологических активистов формального и неформального толка распространено участие в подписании всякого рода петиций, направленных на защиту того или иного природного объекта или вида животных. Как правило, в «прицеле» оказывается конкретное предприятие или отрасль, вредящая, по мнению составителей петиции, экологии. Редко, граждане подписывающие подобные «документы» задаются вопросом: а не манипулируют ли ими? Не оказываются ли они «пешками» в бизнес-разборках или в политической пиар-кампании?
Известный пример — Зимняя Олимпиада в Сочи 2014 года. Сколько петиций и протестов экологов было против строительства объектов «Розы Хутор» в Красной поляне, тогда пугали катастрофами глобального масштаба, говоря том, что стройка объектов может спровоцировать изменение климата. В итоге ничего подобного не произошло, теперь объекты Красной поляны — широко известное востребованное российскими и иностранными туристами место, приносящее стране прибыль.

Сейчас «Роза Хутор» готова начать строительство туристических объектов и транспортной инфраструктуры на Дальнем Востоке, на Камчатке. Вложиться в проект готовы Китай, Южная Корея, Филиппины, Япония. Но экологи опять против: будет нарушена экосистема, исказятся природные красоты. При этом у застройщиков есть чёткое понимание, что «красоты» и «экосистемы» — именно тот товар, который и собирается продавать Дальний Восток, и сохранение этого товара — абсолютный приоритет. Ведь никто не протестовал против застройки Альп, где теперь существуют курорты мирового значения, самые дорогие в мире, и для самых обеспеченных людей. Такие же объекты существуют и в других точках мира. Напрашивается вывод, что очередной зимний курорт, например, на российской Камчатке не нужен мировым «воротилам» этого бизнеса, так как это отток туристических денег в чужой карман. А найти экологов готовых «проплатиться» и выступить в нужное время в нужном месте — всегда можно.

Спорной оказалась ситуация вокруг отлова белух, касаток и китов на Дальнем Востоке. Появился страшный стереотип, что Дальний Восток — «китовая тюрьма». Президент РФ Владимир Путин во время ежегодной «Прямой линии» дал понять, что «китовый тюрьмы» на Дальнем Востоке не будет, в результате киты и белухи были выпущены. Но негативный информационный осадок остался. Сегодня на Дальнем Востоке запрещён вылов и отстрел морских млекопитающих: китов, касаток, белух. Охотничьи действия в отношении данного вида животных разрешены только на Камчатке, и то с огромным комплексом ограничений. При этом соседняя Япония за прошлый год выловила порядка 600 этих животных, примерно столько же американская Аляска. Российская Чукотка в том же году выловила 127. Эффективных экологических протестов в США и Японии против китового промысла нет. Россия же под давлением общественности и СМИ от данной отрасли рыболовецкой промышленности, можно сказать, отказалась. Определённый ущерб экономике страны нанесён, но вместе с этим устранена существующая напряжённость вокруг данного вопроса и, безусловно, спасены жизни животных с высоким интеллектом. Вот только лоббисты китового бизнеса в Японии и США не разделяют благородного порыва российских федеральных властей и не спешат отказываться от данного рынка. А стоимость одной белухи оценивается примерно в $2 млн.

Такая же неоднозначная ситуация сложилась на озере Байкал вокруг нерп. Сегодня охота на нерп разрешена только с льдины, но запрещена с воды, что нарушается браконьерами. В настоящий момент нерп на Байкале примерно 110 тысяч особей, существует мнение, что кормовая база озера для этих животных сможет выдержать только 140 тысяч особей. В противном случае животные начнут гибнуть от нехватки пропитания. В СССР численность нерп регулировалась, держалась в пределах 70 — 100 тысяч. Отдельные охотничьи сообщества коренных малых народов Севера выступают за возвращение норм отстрела нерп с воды, что для аборигенов — традиция. Экологи же против. Но угроза нехватки кормовой базы для нерп актуальна. Таким образом, с одной стороны формируется стереотип «кровожадных дальневосточных охотников», а с другой стороны – возникает угроза нарушения природного баланса из-за неконтролируемого роста численности отдельных биологических видов.

Также в ходе дискуссии обсудили и другие стереотипы, преследующие Дальний Восток. Основные ассоциации, которые возникают при упоминании данного региона — отсталость, заброшенность, океан, тайга и страшный холод. При этом Владивосток находится южнее Сочи.  В последнее время создано 36 000 рабочих мест, построен молодежный город — крупный Дальневосточный федеральный университет на острове Русский. Сформированы меры социальной поддержки молодых семей. Проходят десятки фестивалей, открыты филиалы крупнейших культурных центров — Третьяковская галерея, Мариинский театр, Русский музей. Когда проходят крупные концерты или выставки, съезжаются люди из Японии, Китая, Южной Кореи, чтобы прикоснуться к великому русскому искусству. Другой такой перспективной территории нет нигде в мире. Эксперты отмечают, что через 3 — 5 лет на Дальнем Востоке будет строительный, инвестиционный бум, и туда поедут люди. 

Комментарии

Авторизуйтесь с помощью соц. сетей