Серафима Орлова: «Владивосток гораздо ближе к центральной России, чем кажется на первый взгляд»

12:04 22 мая 2019
749
0
alt=

Одним из почетных гостей фестиваля «Литература Тихоокеанской России» стала драматург Серафима Орлова. В центре внимания ее творчества — дети, их жизнь, мечты и трудности. Писательница рассказала «Приморской газете», почему считает «детского человека» героем нового времени, и как молодому драматургу сделать так, чтобы его заметили.

Серафима Орлова — российский драматург, детский писатель и театральный деятель.

2013 г. — лауреат литературной премии им. Ф. М. Достоевского, Омск (номинация «Проза», поощрительная премия).

2013 г. — лауреат конкурса к столетию драматурга В. Розова, Москва.

2015 г. — победитель конкурса проектов на молодежном форуме «Таврида-2015».

2016 г. — шорт-лист международного Биеннале современной драматургии «Свободный театр», лауреат конкурса «Ремарка-2016» (пьеса «Профессор музыки»), победитель конкурса «В поисках новой пьесы-2016».

2017 г. — победитель конкурса «В поисках новой пьесы-2017».

2018 г. — шорт-лист «Маленькой Ремарки», короткий список «Книгуру», лауреат премии В. П. Крапивина.

— Серафима, на фестивале «ЛиТР» во Владивостоке собрались известные писатели, большинство из которых живут в центральной части России. Вы, будучи жительницей Омска, как думаете, есть ли литература и культура в регионах? 
— Безусловно, в начале или середине своей карьеры писатели в основном переезжают в крупные города — Москву и Санкт-Петербург. Но культура и, в частности, литература в регионах тоже развиваются. Просто региональные авторы, к сожалению, не так известны. Достаточно много современных драматургов живут в Екатеринбурге, у них есть возможность ставить свои произведения на сцене сильнейшего театрального центра, который открыл Николай Коляда. Я бы даже назвала Екатеринбург сердцем русской драматургии. Неплохо себя чувствуют Пермь и Челябинск. Кроме того, я бы добавила в этот список Новосибирск и Тюмень — эти города, как культурные и научные центры, притягивают молодые таланты.

Если говорить о Владивостоке, то, приехав сюда, я подумала, что он гораздо ближе к центральной части России, чем кажется на первый взгляд. Я имею в виду не столько развитие культуры — из местных авторов пока знакома только с творчеством Василия Авченко и Виктории Костюкевич, сколько мое общее впечатление о городе.

В первую очередь обратила внимание на архитектуру: старинные и современные здания вместе смотрятся очень органично. Я думала, что во Владивостоке, который называют сердцем Азии, на улицах будет много рекламы. Но, к счастью, такого нет. Я бы с радостью приехала сюда еще раз, но уже с другими целями — просто отдохнуть. 

— На фестивале прошла читка вашей пьесы «Аста». Расскажите, пожалуйста, о чем она? 
— Эта пьеса, скажем так, «Фауст» для детей. По сюжету у главной героини, 11-летней Лены, под кроватью живет монстр по имени Аста. Каждую ночь он приходит к ней и задает вопросы, ответы на которые часто не могут дать даже взрослые: «Кто ты? Зачем ты существуешь? Куда ты идешь?». Монстр предлагает девочке давать ему задания, а взамен просит Лену отдать ему свою душу (к слову, не всерьез).

На фоне истории с выдуманным монстром в семье Лены разворачивается трагедия: родители собираются разводиться, но ничего ей не объясняют. Когда они все-таки разводятся, маленькой девочке все равно не говорят, почему так произошло. Для Лены развод родителей так же иррационален, как и монстр под кроватью. В финале пьесы Аста и мама Лены сидят на песке и смотрят в морскую даль. Приближается цунами, поэтому у них остается совсем мало времени, чтобы понять, кто они и чего они хотят. Но они продолжают сидеть.

Интересно, что дети и взрослые воспринимают эту пьесу по-разному. Ребята в основном сосредоточиваются на семейном конфликте, а взрослые говорят: «Да, у меня тоже есть такой монстр под кроватью!».

— В Омске вы сделали формат читок очень популярным. Как вам удалось найти публику и увлечь ее?
— Действительно, в 2015 году мы на базе молодежного пространства запустили проект «Вишневый шкаф». Пусть тогда мы и не были уверены в том, что читки найдут своего зрителя, но у нас была аудитория, которая знала, что в этом пространстве проходит что-то интересное. Мы позиционировали читки как проект, участие в котором может принять любой желающий. Нам было неважно, есть ли у человека актерские данные, главное — желание. За два года мы провели около 15 бесплатных читок. Сейчас это направление развивает Омский Центр современной драматургии под руководством Светланы Баженовой. Иногда и мы делаем читки с кино-театральным объединением GoodWinы, соруководителем которого я являюсь.

— Участники фестиваля «Литература Тихоокеанской России» в этом году рассуждали о том, кто же он, герой нашего времени. Вы уже нашли ответ на этот вопрос?
— Мы случайно затронули эту тему при обсуждении моей пьесы на читке. Рассказывая про «Асту», я употребила термин «детский человек». А одна из зрительниц заметила: «Раньше в литературе фигурировали лишние люди, маленькие люди. Может, сейчас наступило время детского человека?». Мне показалось, что эта мысль достаточно близка к правде, и детский человек — действительно герой современности.

Объясню, что я вкладываю в это понятие. Для детского человека очень актуальны проблемы, присущие подростковому возрасту: поиск своего места в жизни, гендерное самоопределение, выбор своего будущего. Сейчас об этом можно задумываться в любом возрасте, и это абсолютно нормально. Общество заметно помолодело, поэтому подростковый возраст значительно удлинился. Но это совсем не значит, что молодые люди инфантильны. Они понимают, что сегодня совсем необязательно следовать канонам, поэтому и не спешат делать это.

Для детского человека очень важна свобода, и он не любит, когда ее ограничивают. Он не стесняется сказать, что ему не нравится, потому что понимает, что иначе не добьется в своей цели. Вспомните, как воспитывали детей 90-х. Родители старались дать нам все, что мы захотим, много работали. Но, когда они возвращались домой, у них далеко не всегда оставались силы на нас. Мы понимали, что если мы не обратим на себя внимание, то и не получим его. Так и здесь. А дети, которые взрослеют сейчас, еще более свободны. Они понимают, что взрослые совсем необязательно умнее их, что они могут не знать элементарных вещей, без которых их, детский, мир не существует. Именно поэтому у них совершенно иное отношение к жизни и своему месту в ней.

— Серафима, недавно прошла премьера первого спектакля по вашей пьесе на профессиональной сцене — «Про город». Он посвящен вашему родному Омску?
— Да. Вместе с режиссером Денисом Шибаевым из Санкт-Петербурга мы решили поставить спектакль про несуществующее омское метро. Дело в том, что метро — это больная мозоль на теле каждого омича. Его пытаются построить у нас, кажется, уже лет 30. Уже даже готова одна станция и подземный переход. Но вместо спуска к нему — глухая стена. И мы решили воплотить эту мечту в жизнь. Пусть только на сцене. «Про город» — это некое путешествие по подсознанию Омска и его жителей. В спектакле мы постарались показать самые популярные мифы, связанные с нашим городом, раскрыв их на двенадцати выдуманных станциях. Получилось смешно и грустно одновременно.

Пожалуй, самая запоминающаяся станция — «Космос», названная в честь реальной географической точки на карте Омска — Космического проспекта, который расположен на окраине города. Когда в советское время в Омске развивалась космическая индустрия, то там располагалась бывшая взлетная полоса для самолетов. Сейчас же это депрессивный рабочий район, где много серых «брежневок», общежитий. К сожалению, у многих молодых жителей этого района нет ничего, кроме наркотической зависимости. Такой вот контраст между советской мечтой и реальностью. Сцена на этой станции рассказывает про наркомана, который залез на столб, но не может оттуда слезть. На первый взгляд невообразимо смешная сцена, но она оставляет после себя неоднозначное послевкусие. Как и весь спектакль.

— Видите ли вы другие свои пьесы на сцене?
 — Пока другие мои работы не нашли свой театр. Думаю, самое правильное решение в таком случае — продолжать писать и не оглядываться. Скорее всего, мои пьесы будут актуальны для экспериментальных театров. Хотя чаще я вообще вижу их в виде комиксов или сценариев для анимационных фильмов. Надеюсь, что в будущем у меня получится осуществить свою детскую мечту и связать жизнь с мультиндустрией.

Хочу отметить, что далеко не все (даже очень известные) драматурги могут похвастаться спектаклями по своим произведениям. Театру всегда выгоднее ставить классиков: Шекспир он и есть Шекспир, люди точно на него пойдут. С молодым автором сложнее: нужно «раскрутить» постановку, убедить зрителя, что это интересно. 
Другая проблема в том, что зачастую к современным произведениям предъявляют требования традиционной формы, которая была актуальна лет 20 назад. Важно понимать, что конфликт, завязка, трансформация героя и многое другое совсем необязательныдля драматургии нашего времени. Классические законы давно сдвинуты, порушены. Так зачем же подходить к современному творчеству со старыми лекалами? 

— Серафима, вы неоднократно становились лауреатом престижных премий. С чего бы вы посоветовали начать молодым авторам? 
— У современных писателей много возможностей, но игольное ушко для входа в профессию по-прежнему очень узкое. Первым делом советую обратить внимание на обучающие занятия — рекомендую съездить на Форум молодых писателей (более известен как «Липки») и семинар Союза писателей Москвы. Такие мероприятия — хорошая точка входа в профессиональную среду для молодых прозаиков, критиков, драматургов. Там ваши произведения детально разберут, поэтому будьте готовы к критике, в том числе довольно жесткой. Лучших авторов обычно публикуют в журналах и награждают стипендиями. На эти деньги вполне можно выпустить, например, сборник стихотворений.

Пройдя через горнило семинаров, авторы могут переходить к литературным конкурсам. Сегодня главная молодежная литературная премия в России — «Лицей». Кроме того, детские авторы могут подать свои произведения на всероссийский конкурс произведений о детстве и юношестве «Книгуру» и международную литературную премию имени В. П. Крапивина. Нужно помнить, что к писателям, имеющим за плечами награды, издательства внимательнее относятся. Не исключено, что вас им порекомендуют и более опытные коллеги. Главное — не бояться и сделать первый шаг.

Анастасия Добровольская

Комментарии

Авторизуйтесь с помощью соц. сетей


Голосование и опросы

Отпустить нельзя неволить: нужны ли в России зоопарки и места, где животных содержат вне природы?
24.06.2019 — 08.07.2019
Зоопарки и другие зоотюрьмы нужно немедленно запретить. Животные не игрушки
23%
3/13
Зоопарк, цирк и другие подобные заведения нужны, иначе где дети смогут посмотреть на животных?
8%
1/13
Считаю, что тем животным, которые уже находятся в неволе, нужно жить в зоопарке. Новых зверей вылавливать не нужно.
8%
1/13
Если животные не могут жить в дикой природе — болеют, не умеют сами добывать пропитание или опасны для людей, их стоит содержать в неволе, в остальных случаях — пусть обитают в лесах и океанах
31%
4/13
Считаю, что животным не место в клетках или контактных зоопарках, но в сафари-парках и просторных вольерах им хорошо
31%
4/13

Добавить объявление