Герман Авеличев: «Я прихожу в театр за правдой»

17:58 27 марта 2019
849
0
alt=

Актер Театра молодежи Герман Авеличев поставил свой первый спектакль в 27 лет. Однако, по мнению самого артиста, начинать нужно было гораздо раньше. Сейчас он торопится показать зрителю свою следующую работу — «Бесприданницу» по пьесе Александра Островского. О том, как развиваются современный театр и отечественная драматургия, молодой режиссер рассказал «Приморской газете».

— Герман, вашей первой режиссерской работой стал спектакль «Собачье сердце». Почему выбор пал на повесть Булгакова? 

Кстати
За спектакль «Собачье сердце» Герман Авеличев получил премию «Серебряный медальон» в номинации «Лучший дебют». Следующий показ спектакля состоится 7 апреля

— Мне хотелось заявить о себе, доказать себе и другим, что я могу качественно поставить спектакль. Для этого надо было работать со сложным материалом — классикой. Кроме того, исходя из личных предпочтений, я решил взяться за произведение, в котором бы соединилось и смешное, и трагичное. В «Собачьем сердце» оба этих пункта есть, поэтому я и выбрал именно его. 

К режиссерской работе я сознательно шел почти 10 лет, поэтому никакой растерянности от работы по ту сторону сцены у меня не было. Даже перед премьерой особо не волновался за свой успех — только переживал, правильно ли меня поняли актеры и смогут ли они донести то, о чем я их прошу. Вместе с тем я старался дать им некую свободу, например, они сами фиксировали мизансцены, то есть я им не говорил, где нужно встать в той или иной момент спектакля. При этом конечный результат — получилось у актера хорошо или нет —  меня волновал мало. Главное, что они пробовали привнести в спектакль что-то свое, и это не повторялось из раза в раз вплоть до мелочей.

— Какие еще премьеры вы хотите подарить нашему зрителю?

— В 2020 году планирую поставить «Бесприданницу», эскиз спектакля я показал художественному совету еще в прошлом году. Постановку отложили, потому что у экспертов был ряд замечаний. Чтобы премьера получилась успешной, сейчас набираюсь знаний в Высшей театральной школе Константина Райкина — директор нашего театра Игорь Леонидович Селезнёв предложил оплатить мое обучение на курсах режиссуры.

Есть и еще одна идея для будущей постановки. Мне бы хотелось поставить спектакль по пьесе Толстого «Живой труп». Она о том, как человек попытался убежать от стереотипов. В современном мире их много: считается, что для успешной жизни ты должен окончить школу и институт, жениться, завести детей, взять ипотеку… Но вместе с тем все больше становится людей, которые отказываются от такого подхода и предпочитают жить по-своему: они уходят в горы, путешествуют автостопом, сёрфят и благодаря этому чувствуют себя гораздо счастливее, чем раньше.

В марте Театр молодежи представил спектакль «Спасти камер-юнкера Пушкина» по пьесе Михаила Хейфеца. В центре повествования — Миша Питунин, которого всю жизнь преследует тень Пушкина

— Миша Питунин, которого вы играете в недавней премьере «Спасти камер-юнкера Пушкина», тоже идет против системы, открыто заявляя о своей нелюбви к Александру Сергеевичу. У вас такое же отношение к Пушкину?

— Не могу сказать, что я вообще как-либо отношусь к А. С. Пушкину. Я, безусловно, знаю его произведения, а какие-то стихотворения даже наизусть могу прочитать. Пушкина можно любить и не любить — главное, чтобы это чувство было настоящим, а не навязанным учителями, родителями или кем-то другим. Мише Питунину эти светлые чувства пытались внушить, что, естественно, его очень раздражало. 

Мне кажется, во всем нужно знать меру. Я против высокопарных слов. Например, мне непонятно, зачем некоторые упрямо называют театр храмом. На мой взгляд, мы все здесь обычные люди, которые занимаются своим делом. Мы никакие не святые, так что слово храм, на мой взгляд, к театру применять не стоит. 

— А получается ли у вас смотреть спектакли взглядом обычного зрителя?

— К сожалению, теперь для этого приходится прикладывать усилия. Со временем профессия накладывает свой отпечаток и, глядя на сцену, ты оцениваешь разные мелочи, на которые обычный зритель не обращает внимания. Правильно ли стоят актеры? Верно ли выставлен свет? Достаточно ли хороши декорации? Все эти вопросы я стараюсь заглушить в себе и сохранить способность искренне чему-то удивляться. Это одно из важнейших качеств в нашей работе. 

 

Герман Авеличев. Фото Глеба Ильинского

— Герман, вы принимали активное участие в фестивале читок современных пьес «Метадрама». Как вы оцениваете развитие современной драматургии? 

— Сегодня наступает период ее расцвета.  В России проводится множество конкурсов для молодых авторов, на которые поступают сотни заявок. Не берусь оценивать уровень пьес, но то, что 400-600 человек взяли и придумали свою пьесу — это уже показатель. 

Но вместе с тем современные драматурги сталкиваются с некоторым непониманием. Во-первых, их пьесы не воспринимают всерьез, мол, ребята, вы еще не умерли, так почему мы должны вас ставить? Во-вторых, в современных пьесах часто встречается мат. А он, как известно, по закону в театре запрещен. Как сказал Константин Райкин, с матом нужно бороться не на сцене, а в жизни. Любители классики могут привести контраргумент: «Горький же написал „На дне“ про бомжей и проституток, не использовав ни одного мата. Но театр не стоит на месте, он меняется каждый день. И это нельзя не учитывать в диалоге с сегодняшним зрителем. 

— Герман, давайте порассуждаем о будущем театра? 

— Зрителя удивить становится все сложнее — это факт. Проведу аналогию. До сих пор помню, как ходил на первый во Владивостоке 3D-фильм, но сейчас этим уже никого не удивишь. В театре то же самое. Лет через 10-20 он кардинально изменится, и спустя время актеры будут смеяться над тем, как мы играли в 2019-м. 

Сейчас очень востребован иммерсивный театр, в котором зритель становится непосредственным участником спектакля. Актер Вадим Демчог как-то сказал, что зрителя больше не устраивает просто сидеть в зале и смотреть, как кто-то самоутверждается на сцене, он хочет делать это сам. И эта практика иммерсивного театра уже находит своих поклонников. Так, в школе Райкина нам показывали зарубежный спектакль по шекспировскому «Макбету», действие которого разворачивалось в отеле. Обычные люди также выступали в качестве участников спектакля — они были кем-то вроде видений Макбета.


Вместе с тем самым главным критерием театра была и остается правда. Именно за спектаклями, которые вызывают глубокие чувства, зритель к нам и идет. Форма, то есть то, как театр представляет постановку — с нецензурной бранью или без, с участием зрителей или с одними профессионалами на сцене — остается на втором плане. 

Праздник 
27 марта отмечается Всемирный день театра

— Герман, а каким вы видите свое будущее в театре?

— Я уверен, что быть актером — не дело всей моей жизни. У меня нет желания быть в центре внимания как актер. Для него выход на площадку должен быть необходимостью, а я проживу и без этого.

Но все же мне бы не хотелось расставаться с Театром молодежи, потому что это мой дом. Штатным режиссером стать вряд ли получится да и незачем — не люблю всякие административные обязанности. Хочется продолжать ставить здесь спектакли и делать это с ощущением, словно в первый раз. 

По своим меркам я, как режиссер, уже опаздываю. Мой дебют в этой роли состоялся в 27 лет, так что как человек я еще молод, а как режиссер — не совсем. Первым делом я должен был поставить какую-нибудь подростковую драму и идти к серьезным произведениям постепенно. А мне пришлось сразу браться за такую глыбу, как «Собачье сердце». И отступать уже некуда. 

Но при этом я первый выпускник института искусств за много лет, которому дали что-то поставить. Это не из-за того, что я безмерно талантлив, а потому что я вредный и упертый. Очень важно, чтобы у молодых режиссеров был шанс начать свою карьеру именно здесь, во Владивостоке. Нужно давать нам возможность заявить о себе. 

Анастасия Добровольская

Комментарии

Авторизуйтесь с помощью соц. сетей


Голосование и опросы

Пользуетесь ли вы правом на выбор зарплатного банка?
10.06.2019 — 24.06.2019
Нет, работодатель не дает возможности выбирать банк.
67%
20/30
Получаю зарплату наличными, а потом перечисляю куда хочу.
10%
3/30
Да, я самостоятельно выбрал зарплатный банк, и работодатель отреагировал на мое решение без негатива.
20%
6/30
Зарплатный банк предложил мне выгодные условия по кредитованию, поэтому менять его я не планирую.
3%
1/30

Добавить объявление