Первый доброволец Владивостока

10:02 25 марта 2015
1037
0
alt=

22 июля 1941 года приморцы, как и все советские люди, узнали о неожиданном нападении фашистской Германии на Советский Союз. С учётом разницы во времени это было в разгар выходного дня, когда многие были на пляжах или в парках, в походах или просто за городом. Но в тот же день (вернее, ближе к ночи) в Приморский краевой военный комиссариат стали приходить первые добровольцы.

Как свидетельствовала газета «Красное Знамя» от 24 июня 1941 года, в 00.30 в  комиссариате появился моторист «Дальстроя» Семён Борисович Поляков. Примостившись прямо у столика дежурного по военкомату, он подал заявление с просьбой отправить его в Действующую армию (тогда она так и писалась, с большой буквы). В час ночи пришла медицинская сестра, участница Хасанских боев Анна Владимировна Филимонова; затем появились Павел Ефимович Мертвецов, Яков Севостьянович Пономаренко, Исаак Абрамович Абрамов…

Участник обороны Царицына и ликвидации польского фронта, бывший кавалерист-котовец, а в то время – юристконсульт по фамилии Пономаренко настойчиво просил считать его мобилизованным. «Могу работать фармацевтом или медсестрой», – сообщала в заявлении студентка Мария Остапенко. Просил зачислить его в армию и послать на фронт бывший красный партизан Александр Борисович Плоткин. О нём газета писала так: «В годы Гражданской войны он сражался в полках, руководимых легендарным героем Сергеем Лазо, и сейчас полон яростного гнева против подлого врага, пошедшего войной на Советский Союз…»

Подав заявление с просьбой зачислить их в Действующую армию, добровольцы требовали сразу же сообщить им результат. Им отвечали: «Если потребуется пополнение – вас пошлют в первую очередь», но это не устраивало пришедших. Они оставались в военкомате, беседуя между собой и внимательно слушая все поступающие новости по радио. Как писала газета, «каждый надеялся, что его заветная мечта – быть в первых рядах бойцов – исполнится именно сейчас, в эту минуту». Люди самых различных возрастов и профессий, участники Гражданской войны и допризывники, горожане и жители сельских районов, осознав, что родина в опасности, немедленно выразили готовность встать на её защиту. Утром 23 июля 1941 года на столе крайвоенкома уже лежала стопка рапортов… 26 июня 1941 года «Красное Знамя» сообщало о том, что в краевой военкомат подано 500 заявлений. Но кто же был первым?

Как ни странно, на этот вопрос можно ответить. Среди всех, пришедших той тревожной ночью в краевой военкомат, выделялся активностью уже упомянутый Александр Борисович Плоткин. Действительно, все явившиеся в крайвоенкомат тут же писали на клочках и обрывках бумаги короткие рапорта: «Прошу зачислить меня в Действующую армию и послать на фронт». Получив обещание дежурного утром передать их просьбу комиссару, люди шли домой; никуда не ушёл только А.Б. Плоткин. Написав заявление, он остался ждать до утра…

Утром люди, пришедшие в военкомат, были свидетелями горячего спора между А.Б. Плоткиным и краевым комиссаром. Доброволец настаивал: «Я бывший красный фронтовик (имелось в виду партизанское прошлое). У меня есть боевой опыт. Я больше кого-либо другого заслуживаю быть посланным на фронт». Военком убеждал: «Вы записаны у меня одним из первых. Как только представится возможность, я вызову вас». Но Плоткин не соглашался: «Нет, вы меня сейчас, сразу пошлите…»

И через несколько дней первый приморский доброволец, участник Гражданской войны на Дальнем Востоке Александр Борисович Плоткин, всё-таки отбыл на фронт в числе самых первых приморцев...

Интересно, что газета «Красное Знамя» вернулась к этой же теме уже после Победы, в номере от 8 июля 1945 года. В публикации, так и названной – «Первый доброволец», говорилось следующее.

В 1942 году лейтенант А.Б. Плоткин, получив тяжёлое ранение, вернулся во Владивосток. Опираясь на палочку и прихрамывая, он опять пришёл в военкомат – уже с просьбой дать ему работу. Разумеется, фронтовику поручили обучение будущих бойцов. Страна переживала тогда самые тяжёлые дни войны: фашисты зажали Ленинград в кольцо блокады, наступали на Кавказе и в донских степях… Поэтому, толком не закончив лечения, А.Б. Плоткин снова уехал на фронт. Новое ранение заставило его вторично вернуться в родные места, и опять не выдержала душа солдата: уже в звании старшего лейтенанта А.Б. Плоткин в третий раз отправился в Действующую армию.

В последние месяцы Великой Отечественной войны капитан А.Б. Плоткин командовал стрелковым батальоном на Первом Украинском фронте. Его подразделение принимало участие в штурме немецкого города Фестенберга; затем А.Б. Плоткин был назначен его военным комендантом.

В апреле 1945 года владивостокцы вновь увидели на улицах города капитана А.Б. Плоткина, кавалера нескольких боевых орденов. В газете «Красное Знамя» есть и фотография первого местного добровольца; к сожалению, по техническим причинам воспроизвести её не удалось. На снимке он опирается на палочку, а на голове – повязка (это четвёртое ранение героя). День Победы капитан А.Б. Плоткин встречал во Владивостоке…

К сожалению, автору не удалось найти иных, более поздних, сведений о первом владивостокском добровольце. Редакция будет крайне признательна всем, кто сообщит подробные сведения о А.Б. Плоткине и его потомках.

Иван Егорчев, действительный член Русского географического общества.