Если завтра война: Советский Союз был готов дать отпор японцам

13:40 06 мая 2015
2558
0
alt=

В 40-е годы угроза войны Советского Союза с Японией была реальной. По этой причине на Дальнем Востоке постоянно находилась значительная военная группировка советских войск. К началу Великой Отечественной войны численный состав Дальневосточного фронта и Тихоокеанского флота составлял более 703 тысяч человек личного состава, а на вооружении было свыше 10 тыс. орудий и минометов, более 3 тыс. танков и более 100 военных кораблей.

Война разведок

Противостояние Японии и СССР в 1930-х годах было во многом результатом борьбы разведок двух стран. В разведшколах и специальных лагерях, организованных японцами в Китае и Маньчжурии, готовились агенты для заброски в Советский Союз.

Для заброски агентуры из числа китайского населения использовались несложные легенды: «сбился с дороги», «искал жену», «не выдержал непосильного труда». При этом неоднократно отмечались случаи, когда китайцы, переходя границу, из-за страха или лени прятались в безлюдной местности или на необитаемых островах и находились там, пока не кончались продукты. Затем они возвращались обратно и докладывали о дислокации частей, якобы увиденных танках и орудиях, тем самым доставляя японцам неверные сведения. То есть дезинформация порой вносилась ими совершенно добровольно, без участия нашей стороны.

Впрочем, японскому командованию приходилось бороться с партизанскими отрядами, которые появлялись в оккупированных Китае и Корее. Спасаясь от преследований, границу нелегально переходили тысячи партизан. На советской территории из них формировались воинские части, входящие в состав Красной Армии. Кстати, в составе одного из корейских партизанских отрядов на территорию СССР перешел Ким Сон Чжу (более известный нам как будущий лидер Северной Кореи Ким Ир Сен). Он окончил 2-е Хабаровское пехотное училище и был назначен командиром 1-го (корейского) батальона в звании капитана Красной Армии. Батальон был расквартирован в с. Вятском под Хабаровском.

Число нарушителей границы было велико – например, в 1937 году только на сухопутных участках границы Дальневосточного края задержали почти четыре тысячи человек. Разумеется, их надо было тщательно проверить и каким-то образом выявить японских шпионов и диверсантов. После этого людей группами не более 100 человек переправляли обратно в Маньчжурию в разведывательных целях. Среди задач, поставленных перед ними, были диверсии, добывание японских карт, приказов, шифров, образцов нового вооружения.

Но в то же время среди прибывавших в СССР находились и завербованные японцами агенты, и профессиональные разведчики. Только в 1939 году японцы перевербовали более 60% советских агентов, заброшенных в Корею и Маньчжурию. Многие из них были нейтрализованы нашими контрразведчиками – более 2,5 тысячи шпионов в 1939–1941 годах в приграничных районах Дальнего Востока.

Начиная с 1941 года, японцы стали готовить разведывательно-диверсионные отряды из представителей коренных народов Дальнего Востока, проживавших в Маньчжурии. По мнению японцев, представители «малых» народностей были особо эффективными агентурными кадрами, поскольку были физически выносливы, могли выжить в неблагоприятных условиях, хорошо ориентировались на незнакомой местности. Любопытно, что аналогичный интерес к местным народностям проявляли и советские разведорганы. Наши диверсанты из числа коренных жителей Приамурья проходили подготовку в школе армейской разведки в поселке Поярково Амурской области.

Партизанский край

В октябре 1941 года командующего ТОФ адмирала Ивана Юмашева и командующего Дальневосточной армией генерала Иосифа Апанасенко вызвали в Москву. Там они встретились с Иосифом Сталиным, который поинтересовался о планах на случай вступления японцев в войну.

– Адмирал ответил Сталину: «Будем драться до конца», – вспоминал первый секретарь Приморского крайкома ВКП (б) Николай Пегов. – Реакция Сталина была неожиданной: «Ну и глупо. С сильным японским флотом вам ввязываться в драку не следует. Вам надо уходить на север, спасать флот, а японцев громить на подступах береговой крепостной артиллерией, укреплением которой вам надлежит заняться незамедлительно. И к партизанской войне, товарищ Пегов, краю надо быть готовым».

Тогда Николай Пегов доложил, что уже утверждены составы подпольных райкомов и горкомов партии, заканчивается оборудование баз в тайге; при этом ничего нового изобретать не стали, а в основном обосновались в местах, где в годы Гражданской войны базировались отряды Сергея Лазо. Действительно, еще в летне-осенний период 1941 года, Управлениями НКВД Читинской области, Хабаровского и Приморского краев были взяты на учет бывшие партизаны, охотники-промысловики и другие лица, знающие местность. Затем в индивидуальном порядке были подобраны бойцы будущих партизанских отрядов (в основном из числа комсомольцев и коммунистов), и с ними проведены учебные сборы.

Личный состав партизанских отрядов прошел специальную подготовку по обучению подрывному делу, рукопашному бою, тактике, маскировке, соблюдению конспирации и прочим необходимым навыкам. Тем временем в таежных местах в глубокой тайне закладывались склады оружия, обмундирования и продовольствия, рассчитанные на 100-дневное снабжение; намечались районы действия отрядов, маршруты следования. В 1942 году в Приморском крае были полностью укомплектованы 95 отрядов (не считая Советского, Черниговского и Спасского районов, где эта работа еще не была закончена), 50 из которых были пешими, 45 – конными. Общее количество бойцов – 3723 человека. В состав отрядов включили участников партизанского движения 1918–1922 годов, имевших боевой опыт борьбы с японцами.

Партийные органы во взаимодействии с контрразведчиками также подбирали кадры для возможной подпольной работы. Были разработаны и планы подрыва крупных объектов инфраструктуры. Владивосток, учитывая возможности владивостокской крепости, собирались оборонять до последнего. В Хабаровске в случае возможной сдачи города противнику предстояло взорвать здания заводов, узлов связи, железнодорожного вокзала, Управления госбезопасности и даже Дома офицеров.

В 1944 году в Приморском крае насчитывалось 43 истребительных батальона – около 10 тысяч бойцов

Бойцы-«ястребки»

В сентябре 1941 года Государственный Комитет Обороны принял постановление «О всеобщем обязательном обучении военному делу граждан СССР». Началась военная подготовка приморцев в возрасте от 16 до 50 лет по программе Всевобуча в рамках основной 110-часовой программы. Занятия проводились в городах три раза в неделю, в сельской местности – дважды. Кадровые военные преподавали штыковой бой, стрельбу из автомата, ручного пулемета, миномета, борьбу, лыжную ходьбу и так далее. Кроме того, Всевобуч проводил подготовку бойцов истребительных батальонов («ястребков», как тогда говорили).

Численность таких батальонов составляла от 30 до 500 человек, но чаще всего – 100-200. В них набирались и женщины, в первую очередь комсомолки, владеющие военной специальностью: радистки, телефонистки, санитарки, шоферы, парашютистки, трактористки. По прохождении дополнительной к программе Всевобуча 45-часовой подготовки в военных билетах делались спецотметки, и «ястребки» не переводились на другую работу без согласия органов НКВД.

В задачи «ястребков» входило уничтожение вражеских десантов, предотвращение диверсий, охрана важных объектов, задержание и доставка в компетентные органы дезертиров, шпионов, бандитов, уголовных элементов. В случае начала военных действий бойцы истребительных батальонов должны были образовывать партизанские отряды или присоединяться к ним.

В 1944 году в Приморском крае насчитывалось 43 истребительных батальона – около 10 тысяч бойцов. Однако в конце года их расформировали.

Иван Егорчев

Комментарии

Авторизуйтесь с помощью соц. сетей


Подписаться на новости

Хочу читать:

Голосование и опросы

День Защитника отечества — праздник для всех мужчин?
27.01.2021 — 24.02.2021
Да, все мужчины — наши защитники
71%
5/7
Нет, это праздник для тех, кто служил, включая женщин
0%
0/7
Неважно, чей это праздник, главное, что выходной!
14%
1/7
Чтобы не было споров, надо переименовать 23 февраля в День мужчин
14%
1/7

Добавить объявление